БОГ МОЙ, ДА ЭТО ЖЕ НОС!

0
Фото: tltgorod.ru

Ровно двести лет назад 23 октября в Лондоне хирург Карпю провел первую в Европе пластическую операцию – исправил пациенту поврежденный нос.

Фото: tltgorod.ru

Фото: tltgorod.ru

Подобные операции, правда, выполняли еще за 600 лет до нашей эры в Индии, там лекари умели восстанавливать носы, уши и губы. В 18 веке европейские врачи «снизошли-таки до низости» — учиться у индийцев искусству ринопластики. Первая европейская операция прошла удачно, что, видимо, сильно удивило и самого хирурга. Через три дня, когда повязку с пациента сняли, у Капрю только и вырвалось: «Бог мой, да это же нос!».

С этого момента пластика стала стремительно развиваться, разрабатывались новые методики. Уже через век появились сотни публикаций, описывающих новейшие технологии пластической хирургии в целях исправления повреждений и лечения. Сегодня это уже самостоятельное направление хирургии. Инвестирование в собственную внешность растет в геометрической прогрессии.

Помимо привычного увеличения или уменьшения частей тела, существует масса вариантов измениться. Сейчас можно навсегда поменять цвет глаз, вставить в голову рога, удалить соски и зашить пупок. Существуют инъекции, полностью блокирующие мимические мышцы лица. «Постаревший» голос можно омолодить. Появился термин преламинация – это когда прямо на теле пациента из кожи, хрящей и мягких тканей «выращивается» донорский орган, и пересаживается на нужный участок. Чего стоит трансплантация бороды. И что совсем непонятно – не прекращающие расти ресницы. Да что там говорить, кастрированным котам вставляют силиконовые яички.

Технологии совершенствуются, пластическая хирургия становится все дешевле, безопаснее, эффективнее и популярнее по всей Земле. Корейцы, например, делают пластические операции гораздо чаще, чем представители других стран. Каждая пятая женщина там решается на подобную процедуру. Все кореянки, как одна мечтают о светлой коже и больших глазах. Вопрос «Где вы сделали такой маленький носик?» считается комплиментом.

Вот у тайцев немного другая направленность. Тайланд занимает лидирующую позицию по количеству операций. Здесь низкие цены, что привлекает пациентов со всех уголков мира. Есть у них интересный обычай в день рождения короля. Пятого декабря каждый желающий, причем не обязательно коренной житель, а любой приезжий иностранец имеет право бесплатно! сделать операцию по смене пола. Такой вот подарок короля. Но это Азия, там ментальный уровень другой, стана кишит трансгендерами.

А чего хочет наш, русский человек? Мы спросили у пластического хирурга доктора Владимира Демченко. Владимир Александрович состоит в Обществе пластических реконструктивных и эстетических хирургов России, он соавтор первого в стране учебного пособия «Курс пластической хирургии». Ведет в Краснодаре персональную практику.

Хирургия – это искусство, а не ремесло, тем более пластическая. Владимир Александрович когда-то закончил художественную школу. Когда определялся с будущей специальностью, точно знал – будет работать руками. Можно сказать, в хирургию он пришел из романтических побуждений, тогда вышел фильм «Возвращение в Эдем», в котором пластические хирурги совершили чудо – вернули девушке лицо.

Пять операций в день, от 40 до 90 пациентов в месяц, регулярные поездки на научные конференции в США и Европу, интенсивные консультации, работа практически без выходных… Какого это, иметь такой график?

— Конечно, это тяжелая нагрузка. Но, скорее, в эмоциональном плане: накладывает отпечаток большая ответственность. У хирурга век короткий: светя другим, сгораешь сам, — смеется Владимир Александрович. – Но для врача такой ритм – норма, большинство из хирургов постоянно живут в условиях психо-эмоциональных и физических нагрузок. Хирург всегда ходит по лезвию бритвы, со всеми впечатлениями, которые можно получить, наступая на нее, он и живет. Работа становится образом жизни. А вот романтики в специальности хирурга, как оказалось не так много.

На каком уровне российская пластическая хирургия сейчас? Можно ли сравнить ее с хирургией других стран по качеству и развитию?

— В России сейчас обстановка такая же, как и во всем мире. Мы ничем не уступаем Европе или США, не лучше и не хуже, чем другие страны. Несмотря на то, что в США пластическая хирургия уже 60 лет как официальная специальность, а у нас только с 2009 года. Там жесткий отбор, оперировать они начинают только к сорока годам. В то же время я, например, уже в 22 года проводил в Краснодаре операции. Мне приходилось переоперировать пациентов, которые сделали операции в Америке, Тайланде, Японии, Австралии, Германии. То, что я видел у этих людей, не лезет ни в какие ворота. Так что хорошие и плохие хирурги есть везде.

Насколько развито это направление в Краснодаре?

— Когда я только начинал, 11 лет назад я был третьим пластическим хирургом в Краснодаре, сегодня нас около пятнадцати. В основном обращаются женщины, мужчины редко, по большей части делают пластику век. Большей популярностью пользуются операции, конечно, по изменению размера груди, формы носа, ушей…классика.

Вы чему отдаете предпочтение? На что никогда не согласитесь?

— Пластическая хирургия делится на три подвида: эстетическая, реконструкционная и восстановительная. Каждый хирург решает для себя, чем он будет заниматься в приоритете, какую атмосферу создаст. Кто-то восстанавливает утраченные части тела или оперирует обожженную гортань. Мы ориентированы скорее на эстетическую пластику. У нас со стадии телефонного звонка начинается отбор клиентов. Часто отказываю в омолаживающих операциях, это специфическая отрасль.

Касаемо экспериментов, практикуете?

— Я воздерживаюсь от новых сомнительных методов. Многие новшества продвигают ради того только, чтобы продать новое оборудование, результатов зачастую от них нет или носят серьезные побочные эффекты. Например, бесшовные методы, на самом деле — это вранье чистой воды. К сожалению, агрессивная реклама подобных методов имеет место быть и действительно влияет на сознание пациента. Поэтому к ноу-хау нужно относиться с крайней осторожностью. Недавно ко мне обратился пациент из Москвы. Там ему сделали ринопластику за 800 тысяч рублей. Пришли ко мне переделывать, когда я открыл нос – сложилось впечатление, что врач даже учебника в руках никогда не держал. Там вообще ничего не было сделано, зато цены отличаются.

Возможно ли, что пластическая хирургия станет массовым развлечением и можно ли в Краснодаре поменять пол?

— В Краснодаре не делают операции по смене пола. Это удел столичных хирургов и некоторых специалистов клиник Иваново. У нас, к сожалению, появляются желающие это сделать из гламурных соображений. Одно, когда человеку действительно нужна помощь. Совсем другое, когда это превратилось в целую индустрию, концепцию и мировосприятие. Пластическая хирургия как развращение будет всегда, через это прошли все сытые империи. А США с Европой навязчиво задают ритм сегодня. Благо в России таких предпосылок меньше, другой менталитет. У нас оперируется Сочи, Анапа, Ростов-на-Дону, Ставрополь, то есть люди с высоким уровнем достатка в условиях социального благополучия. Так что пластическая хирургия не станет массовой.

Пять лет назад женщины мечтали стать похожими на Анжелину Джоли. Есть ли кумиры, ради которых дамы готовы делать операции, сегодня?

— Уже пару лет мои пациентки не приносят журналы, чтобы указать, на примере актрис, моделей, чего хотят. Осведомленность стала выше, теперь пациенты понимают, нос, например, можно изменить только с учетом пропорций своего лица. Пациенты теперь ориентированы на более реальные потребности. Практически нет привязки к чьему-либо лицу.

Технологии совершенствуются, пластическая хирургия становится доступнее, безопаснее, эффективнее. Тысячи людей – фанатиков творят со своими телами немыслимые вещи, последствия порой вызывают резко негативный отклик общества. Однако при помощи именно пластической хирургии доктора ежедневно помогают людям на их жизненном пути.

 

Текст: Екатерина Гаврилова

 

О авторе

Нет комментариев