На Кубани открыт сезон охоты на зайца

0

1 ноября в Краснодарском крае открылся сезон охоты на зайца. Наш корреспондент побывал на ней в Брюховецком районе и выяснил, что у настоящего охотника доброе сердце.  

images (4)— Нет. И даже не просите. Женщина на охоте так же нужна, как и на корабле, — стойко отказывали мне принять участие в охоте бывалые в этом деле краснодарские предприниматели. Согласились, только когда я пообещала не произносить ни полслова и не причитать об усталости и холоде.

Выехали мы вечером в пятницу. Компания моя состояла из трех серьезных и суровых мужиков из Краснодара – Анатолий         и Олег предприниматели, и Дмитрий майор милиции. Самый старший Анатолий Клименко, согласился взять меня на паруки, усадил в свою ниву и мы отправились в путь. Его белый отечественный джип, был оборудован по последнему слову техники – два навигатора, телевизор, радар, на крыше небольшая складная лодка.  Всю дорогу ехали молча, я же обещала, мало ли еще и высадят по пути…

Остановились в селе  Новом, Брюховецкого района

— Заедем сейчас за друзьями, — сказал Анатолий Васильевич и вышел из машины.

Вернулся видимо без друзей, только с каким-то коробом. В нем явно кто-то возился, спросить я не решилась. Проехали село Новое, и уже по полям и ухабам пробрались в лесополосу, там и решили остановиться. Стали собирать лагерь – у каждого своя палатка, спальный мешок, котелок, рюкзак, фонарики. Честно скажу, все что нужно и не очень, видимо это и есть одно из удовольствий в охоте. Я попыталась принять участие в подготовке чаепития, но мне сразу было указано место. Костер был разбит первым, но чай на нем не грели – современный охотник носит с собой газовую горелку. Солнце уже село, посидеть у костра и послушать байки мне не дали – отправили спать в машину. Женщина на охоте явно не к месту, здесь мужской мир.

Подъем в 8 утра. Анатолий Васильевич выдал мне заброды – высокие сапоги с подтяжками, военную куртку и рюкзак.

— Вот тебе чтоб вкус охоты почувствовать, ровно три с половиной килограмма, — с улыбкой грузил мне в рюкзак бутылки с водой охотник. — Почти столько весит ружье. Пока и ты сумку в руке неси, как и положено охотнику – оружие не вешать на плечо, чтоб не профукать. Если хочешь взять зайца на выстрел нужно не больше полторы две секунды, ведь его скорость 15 метров в секунду. А пока снимаешь ружье с плеча, пока поставишь его на прицел уже 3-4 секунды и заяц ушел.

Охота на зайца-русака начинается, как говорят еще по черной тропе в начале ноября, до первого снега, и продолжается по белой тропке после того, как снег укроет землю и установится зима, примерно  до начала января.

Мы вышли в поле и разделились. Олег и Дима, наши напарники пошли через лесополосу вдоль канала, а мы по полю.

— Пойдем там, где нет скошенной травы.  По кошенной траве заяц лежать не будет. Он хитрый и маленький, он заляжет там, где сможет бежать. Иди на шаг позади меня, чуть что, замирай камнем, пока я не разрешу идти, — дал мне последние наставления Анатолий Васильевич.

Мы пошли по только что проросшей траве. И тут же поднялся заяц, его видимо спугнули наши напарники с лесополосы. Я села и замерла, хотя сложно было сдержать восторг. Русак шел ровно на нас, видно было, что не заметил еще опасность. Скачет, остановиться, посмотрит по сторонам, ушами побредет и дальше. Заметил нас. Стал в стойку, в 50 — 60 метрах. И резко пошел в сторону. Выстрел. Явно мимо, четко в землю. Заяц уходил, а Анатолий Клименко смотрел ему в след с улыбкой.

— Выстрел был слишком дальний, я мог его ранить только, а зачем? Придал ему ускорения в землю. Пускай скачет красавец, зачем его мучить, — как бы оправдывал себя охотник.

Первый заяц явно поднял настроение. Мы прибавили шаг и продолжили идти. Рука моя стала занемевать, я украдкой закинула рюкзак на плечо, мое мнимое оружие казалось, стало весить тонну.  Анатолий Васильевич заметил мой хитрый маневр, ухмыльнулся, а сам так же легко тащил свой «Зимсон».  Мы подходили уже к лесполосе, где поднялось еще два зайца. Здесь охотник даже стрелять не стал, говорит это уже совсем далеко. Замерли и просто смотрели, как эти красавцы уходят. Скачут на пару по кривой, не спеша.

Бродили еще часа три-четыре, сил уже не было идти. А матерый охотник не сбавлял темп,  и явно только из-за меня предложил пойти обратно. Я была уверенна, что раз мы идем без добычи, день не задался.

— Хороший день. Зайцы есть, — как бы про себя и вслух подметил Анатолий Васильевич. — Белесые такие, красавцы.

Анатолий Клименко 12 лет занимается охотой, сам он предприниматель. Любовь к охоте началась с любви к оружию и рассказам Джека Лондона. Он явно романтик в этом деле. Ходит не за мясом,  а зрелищем.

Вернулись в лагерь. Я было хотела отдохнуть, а не тут то было.

— Пойдем на вечернюю зорьку, на утку. Она как раз сейчас пойдет на воду, — указал мне на тот самый короб, который мы забирали в селе. — Тащи друзей наших Сильву и Матильду.

Из короба вышли две диких утки, с обрезанными крыльями и якорьками – это подсадные. Васильевич поставил лодку на канал мы сели вместе – я, охотник и утки. И пошли по воде. Канал узкий, еле еле умещались весла. Мы вышли в широкий рукав и выпустили Сильву и Матильду на воду и замерли в камышах. Полчаса сидели в тишине – попивали чай из термоса, Анатолий Васильевич достал удочку. К нам присоединились Олег и Дима, они замерли в другой лодке в нескольких метрах.  У них на борту уже была сложена одна утка. Вдруг стал слышен шум крыльев. На небе появилось сразу несколько уток, они опускались на воду. Наши подсадные их подкупили, как бы дали им знак, что здесь безопасно, можно присесть на кормежку. И сразу три выстрела. Одна утка упала в камыш недалеко от нас. Остальные ушли.

— Наша! Иди, забери, — скомандовал Васильевич.

Заброды меня явно выручили. Я соскочила с лодки, воды было по колено. Пошла в камыш. Утка еле-еле трепыхалась. Быстро ее схватила и пиханула в рюкзак. Секунды даже не было на размышление, какой то азарт проснулся. Довольная, поспешила обратно, а не тут то было, ноги стали уходить внизу. Трясина. И началась паника. Стала взвывать о помощи, а в ответ только смех хором. Не удивила я охотников случившимся. Анатолий Васильевич, молча, вытащил меня как пробку из земли и первым делом спросил, где утка. Только потом потащил к лодке. А тем временем наши напарники отлавливали подсадных, одна четко, замерла на якорьке и сама пошла в короб, а другая потеряла якорь и все никак не удавалось ее схватить. Больше часа мы разными маневрами пытались ее вернуть в лодку и все никак.

— Бросай ее, и отходи — отчаялся Дмитрий и уже навел на птицу ствол.

Все замерли и развернулись на парня, он понял, что никто не одобрил его поступок.  Опустил ружье. Васильевич сам спустился с лодки и попытался схватить утку, но никак. Махнул рукой, и молча развернул лодку. Мы  погребли с ним обратно. Через несколько минут раздался выстрел, охотник замер, обернулся, достал сигарету и продолжил путь.

Вернулись в лагерь все серые, никто не разговаривает. Анатолий Васильевич поставил казанок на огонь, почистил пару рыбешек, что поймал на канале, бросил туда несколько картошин и луковицу.

— Они с нами на охоту в третий раз шли, — сам начал разговор охотник. — Друзья они уже нам.  Жалко. Но нельзя было оставлять ее живой. Раз у нее якорек отцепился, она бы не выжила, крылья то обрезаны, мучилась бы только…

Вот оно сердце охотника. Никакого животного азарта, все только по сердцу и душе.  День завершался, зайца так никто и не принес, но и расстройства не было. Как сами сказали, главное, что видели русака, полюбовались на него, значит охота удалась.

Уха показалась особенно вкусной на голодный желудок. Собрали палатки и сели в машины. Охота завершена.

 

 Всего в крае 27 объектов охоты, практически во всех районах. Сейчас она идет полным ходом, запрещена только на сурка, барсука и некоторых копытных. На сайте министерства природных ресурсов  www.dprgek.ru, есть полная информация для охотников.

Текст: Оксана Сулименко

О авторе

Ксения Сулименко

обозреватель газеты "Кубанские новости"

Нет комментариев