Вера Галактионова: «Мне легче представить литературу без писателя, чем без читателя»

0
221

– Почему писатели перестали быть «властителями дум»? Можете ли вы представить ситуацию «литература без читателя» и будете ли продолжать писать, если это станет явью?

221

 

– Это неверно. Не перестали. Читатели отыскивают нужные им книги, чего бы им это ни стоило. Просто доступ к широкой публике настоящим писателям был перекрыт у нас на долгих 15-20 лет.

…Мне легче представить литературу без писателя. Потому что многое у нас подведено к этому. …Писать буду, конечно, но в ином жанре. Скорее всего, в исповедальном. Возможно, в форме отчётов небу.

-В октябре Вы посетили город Краснодар и Селезневские чтения, которые организовал журфак КубГУ. Что Вы вынесли из этой поездки лично для себя?

− Вынесла много вопросов, как, вероятно, и каждый из участников чтений. Ведь литературный тупик, в который попала читающая и пишущая Россия, во многом обусловлен тем, что наследие таких учёных, как Юрий Селезнёв, было искусственно обесценено у нас в стране ещё четверть века назад. А сегодня повсюду только и говорят о том, как измельчала отечественная литература! Полно, да отечественная ли она теперь в массе своей?..

И вот, разорванную связь времён в современной русской литературе пытается восстанавливать провинция, своими силами. Такое ощущение, что тут сосредоточено гораздо большее чувство ответственности за всё, происходящее с нашим народом. Пока его травят самой скверной литературой, Краснодар указывает точку опоры для возрождения литературы сокровенной, напевной, с яркими характерами героев.

Литературные образы, сквозь которые видно судьбу России, умели создавать наши великие писатели. Как именно? В трудах Юрия Селезнёва всё это есть – в его анализе творчества прозаиков В. Шукшина, В. Лихоносова, В. Белова. Исследование Ю. Селезнёвым судьбы и творчества Ф. Достоевского даёт ответы на очень сложные вопросы отечественной истории и бытия.

А мы всё ищем – и не находим ответа на вопрос, почему же так горька бывает судьба большого таланта в России? Отчего встречают его не с радостью, а либо с вялой подозрительностью, либо с неприязнью те же идейные, казалось бы, единомышленники, но при постах? Зачем не дают ему возможности послужить Отечеству в полную плодотворную силу? Всё-то люди малого дара непременно оказываются у нас в начальниках над людьми незаурядных творческих способностей. И как одолеть эту нашу беду, многоликую и многовековую?..

Думается невольно: если бы устроители, организаторы Селезнёвских чтений имели бы загодя гораздо большую возможность влиять на решения, принимаемые в самых верхах страны, то такого падения литературного вкуса в обществе, как сегодня, мы бы в России не получили. Не произошло бы такого обеднения, такого безобразного утеснения русского сектора в книгоиздательстве и в СМИ.

Уже само привлечение внимания к наследию Ю. Селезнёва влияет как раз на будущую гармонизацию литературных процессов в обществе.

-Как воплощается национальная идея в современных художественных произведениях?

− Ну, это вопрос к критикам и литературоведам, они отслеживают пульс новейшей литературы. Их суждения на этот счёт бывают более основательными, чем суждения отдельного писателя, который занят текстами своими, а чьими-то – лишь в десятую очередь. Однако если критик и литературовед уже подкуплен, тогда и на «объективность» его суждений лучше не полагаться в полной мере. Он бывает вынужден выстраивать литературный ряд не по своей воле. При этом карьера такого критика и литературоведа начинает расти, как на дрожжах. Он обычно очень умён – дураков не подкупают, − и долго надеется соскочить с левой оплаты за каждое упоминание нужных людей. Оно бы и Господь с ним: ну, так выживает человек.

Однако досадно бывает видеть, как им, умным, вышибают из учёной обоймы гораздо более умного: неподкупного…Вот где причина для тревоги.

Прививкой именно против таких, слишком рыночных, отношений в литературе могло бы стать введение спецкурса по углублённому изучению творчества Ю. Селезнёва в Литературном институте им. А. М. Горького для семинаров критики. Студенты, вставшие на эти рельсы, в меньшей степени были бы подвержены различным соблазнам века.

Сегодня искажение правды – дело гораздо более доходное, чем служение ей. А национальная идея держится на правде и правдой живёт. Каким же будет молодое поколение критиков, журналистов, прозаиков? Тут востребованность творческого опыта Ю. Селезнёва очевидна. Того опыта, который с искажениями литературной действительности несовместим. Он лжи противоположен − антагонистичен…

-Могут ли кубанская Атамань, где вы писательская делегация побывала с культурным визитом, стать точкой опоры для молодых авторов?

− Столько труда и таланта вложено в Атамань… Впечатление всё это производит большое. Экскурсоводы подготовлены отлично. И расставаться с исполнителями казачьих песен вообще не хотелось.

Конечно, в сердце любого автора увиденное и услышанное как-то отзывается. А если чувство ответственности перед своим родом и память рода присутствует в молодом пишущем человеке, то всё это его, конечно, тревожит особенным образом, заставляет думать, искать формы воплощения и многое изучать, сопереживая минувшему.

Там столько самых подлинных, достоверных деталей казачьего быта, что для литератора это представляет очень большую ценность, а для прозаика – в особенности. Это даст свои плоды, безусловно.

-Писательская, творческая стезя всегда была сложным путем к самоотречению. Какая ситуация сейчас — что изменилось и какие тернии на пути современных авторов?

− Всё те же, Альбина. Всё − как в книге Юрия Селезнёва о Достоевском. И всё – как в его собственной судьбе. Меняются исторические декорации, но сложности остаются прежние. Возможно, они в природе человеческих взаимоотношений.

– Выходят ли у вас новые книги?

– Да. Только что, буквально на днях, в издательстве «Русский мiръ» вышла объёмная моя книга «Восстание праха». Художественную прозу и публицистику здесь объединяет одна концепция: всё, пережитое нашим народом, не умирает. Погубленное и умерщвлённое влияет на ход событий, обретает самостоятельно действующую силу в нашей реальности. Подбор работ примерно такой.

СПРАВКА

Вера Григорьевна Галактионова. Родилась в Сызрани. Окончила Литературный институт им. А.М.Горького. Автор восьми книг прозы. Лауреат международных литературных премий. Романы и повести обсуждались на международных литературных конгрессах и научных конференциях. Живёт и работает в Москве.

 

Беседовала Альбина Токарева

О авторе

Нет комментариев